Форма входа
Приветствую Вас Гость
Логин:
Пароль:
Поиск по сайту
Статьи
"Золотой человек из Золотовки"
"Немков Александр (стихи)"
"Истоки"
Фото из альбома

Летопись
"Всеобщая воинская повинность конец 19, начало 20 века"
"Воспоминания Хваткова А. В. и Хватковой А. К."
"Церковь во имя Святителя и Чудотворца Николая села Утчанское"

Система Orphus. Заметили ошибку? Выделите текст мышкой и нажмите кнопки Ctrl+Enter.
Главная » Статьи » Статьи из газет
Ты выстояла духом в лихолетье

Поколению, рожденному в начале прошлого века, жизнь досталась настолько тяжелая, что испытания, выпавшие на их долю, ныне живущим молодым кажутся немыслимыми в преодолении. А ведь люди не паниковали, неистово работали, растили детей, словом, жили той жизнью, которую диктовало время.

Враги народа

Осень 1932 года выдалась холодной, промозглой, за окном то и дело шел дождь со снегом. Домашние животные мирно коротали время в своих стойлах. Среди этой тишины и спокойствия вдруг заливисто залаял пес, в окно постучали... Сердце Анны екнуло, почуяв недоброе. Она отодвинула занавеску — так и есть, пришли представители власти. «В чем мы провинились?» — мелькнуло в голове.
Двое мужчин переступили порог избы, объявив об обыске. «Ну, показывайте, где спрятали урожай? Где закопали закрома? — сверкнув глазами, молвил один из вошедших по фамилии Голопятых. — Небось, много скрываете от советской власти...» Хозяин медленно слез с печи, одел картуз, накинул зипунишко и проводил гостей в сени. Те, обшарив все углы, чугуны и ящики, заглянули в подполье. Гости нашарили картошку и, недовольные «добычей», вышли во двор. «Показывай, Голубев, чего и сколько скрываешь от народа?», — открывая дверь в хлев, зло произнес Сидоров, второй «начальник». Обнаружив двух лошадей, корову и несколько овечек, велено было немедленно свести их на коммунарский двор для общего пользования. Выгребли и пшеницу подчистую. Проходя мимо завалинки, ткнули щупом-пикою в земляной уголок, и неожиданно нашли ... горшочек масла. Эта находка стала последней каплей в «деле».

Наутро хозяину вручили депешу, в которой значилось, что сия «кулацкая семья» обязана покинуть село Коровье (ныне Новогеоргиевка 2-я) незамедлительно. Собрав нехитрые пожитки, Анна завернула в пеленку свою девятимесячную дочь Зою и сунула под шубу. Старшего, Петруху, которому недавно минул четвертый годик, взяла за ручку. За калиткой их ждал хозяин, отец семейства Дмитрий Степанович Голубев. «Кого раскулачивали-то?
— с дрожью в голосе вспоминает З.Д. Мелехова. — Да тех, кто работал! Мои родители плугом на лошаденке распахивали десятину и сеяли вручную из решета. После жали вручную серпом или косили косой. А те, кто на печке сидел, ничего не имели да и не хотели иметь».

По дороге в Красноярск

«Врагов народа» посадили в телячий вагон и отправили на Восток. На вторые сутки в ту сторону пошли «ходоки». Оказалось, это была узловая станция Красноярск. Кто-то посоветовал обратиться к начальнику. Тот был крайне удивлен происходящему и распорядился немедленно подтянуть вагон с людьми на запасной путь. «Если бы не этот человек, то мы бы сгинули, видимо, на это и было рассчитано, — расчувствовавшись, рассказывает моя собеседница. — Реабилитировали нашу семью только спустя пять лет».

Тоска по родине

Изгнанные из родной деревни «кулаки» тосковали по своей малой родине. По ночам снилось милое сердцу село Коровье, уже не было больше мочи выносить эту душевную боль, и семья Голубевых собралась в дорогу. «Жизнь пришлось начинать сызнова, — вздыхает женщина, — приехали — ни кола ни двора, и даже приютиться негде. Отец купил амбар в Утчанском и построил избушку, в ней мы и поселились. Начал строить дом на соседней улице, но его местные пацаны подожгли. Но отец руки не опустил и все-таки дом поднял, где мы жили долго, где родились еще трое моих братьев. Семья у нас была дружная, работящая».

Вставай, страна огромная...

Зое минул девятый год, когда она вместе со всеми деревенскими услышала эту песню и не поняла ни одного слова, пока в их дом не принесли повестку для отца. Старшего сына, Петра, в это время забирали в армию. В 43-м пришло от мужа известие о том, что он жив! По чистой случайности осколок попал в затылок, лежит в госпитале. «Кто-то из вас счастливый, — писал отец солдат, — пуля задела, но не убила. Ждите, скоро буду дома».
У Анны душа замирала от счастья, главное — жив ее Митя, а уж остальное они преодолеют вместе. Но сладостное чувство скорого свидания оборвалось совершенно неожиданно. В Коровье пришла похоронка ... Во время операции не выдержало сердце. Похоронили героя в братской могиле, в городе Брянске. «Мама плакала днем и ночью, — рассказывает Зоя Дмитриевна, — таяла на глазах. Ее мать, моя бабушка, недолго смотрела на эти события, пришла и сожгла все метрики отца, рассудила: с глаз долой — из сердца вон! Сколько можно слезы лить, о детях думать надо!»

Крестьянская доля

Трудиться Зоя привыкла с малых лет. Будучи третьеклассницей вместе с другими школьниками полола драгоценную пшеницу, после жала ее серпом и снопы составляла в скирды. «Особенно тяжело было в послевоенные годы, — продолжает она свои воспоминания. — Неурожай за неурожаем, колхоз никак не мог встать на ноги. Голод преследовал всех. По дворам ходили нищие, просили милостыню, а нам и дать было нечего. Мама поднимала детей одна. Стряпала лепешки с добавлением травы, их в руки было невозможно взять — разваливались. Мы их с трудом проглатывали, запивая молоком, корову держали. Выживали еще за счет огорода».
Окончив три класса, учиться дальше Зое Голубевой не пришлось. «Босиком бегали до самого снега, — промокая слезинки, рассказывает женщина. — Жили все примерно одинаково, было весело, не было вранья, лукавства. А теперь во всех магазинах изобилие продуктов, товара - бери, что хочешь. А люди разучились работать, чего скрывать - пьянствуют, наркоманят. Да, у каждого поколения свои проблемы и сложности».

Выбор небогатый

«Мне только исполнилось 19 лет, как тут же вызвали в контору и предложили два варианта дальнейшей жизни — либо ехать на лесозаготовки, либо учиться на тракториста, — продолжает свой рассказ Зоя Дмитриевна.
— Лес валить мать не отпустила, не девичье это дело. А как мне не хотелось садиться на трактор! Но председатель колхоза Пыжов был несгибаем: «Если не согласишься, то сено отберем ... » А мы его вдвоем с мамой вручную косили, ворошили, сушили, сметывали. Да и без коровы как жить то? Делать нечего, собралась и поехала в Рынки. Через три месяца получила удостоверение, где в строчке «профессия» обозначили — «тракторист».

На другой же день Зое вручили железного коня и отправили в поле. «Ох, и померзли же мы, — не без грусти вспоминает бывший механизатор. — Кофту с юбкой вечером постираешь, а утром — на себя. Трактористов не хватало, так приходилось работать день и ночь. Заработную плату только обещали, а в ведомость заносили трудодни. Деньги люди увидели только после того, как колхоз перевели в совхоз, но вместо начисленных 70 рублей на руки выдали 40, остальные удержали в пользу государства, оформили как заем, дали длинные облигации. Некоторые из них до сих пор хранятся вместе с другими «ценными бумагами» — документами. «С первой получки мама купила мне хромовые сапоги, — с улыбкой вспоминает моя собеседница. — А через неделю на танцах в клубе я протерла союзки, пришлось отдать обновку в ремонт соседу Николаю. Молодость, молодость... А теперь вот еле-еле передвигаюсь, и два шага для меня — большой труд».

Давай поженимся!

Петр Мелехов работал в одной бригаде с Зоей, был передовым механизатором. Его колесянка «стрекотала» на соседнем поле, пахали параллельно. Встречались в редкие минуты отдыха или в пересменке. А встретившись на танцах в сельском клубе, разговорились и оказалось, что оба родились в родном Коровье, а вот тропинки судьбы пересеклись только на хлебном поле.
Не умел Пётр заливаться соловьем, да и некогда было цветы в окошко бросать, решил он просто сказать: «Давай, Зоя, поженимся!» Девушка сама мечтала видеть Петра рядом с собой: видный, работящий, чуяла сердцем — будет хорошим семьянином. Гроздь красной рябины, подаренная женихом, затмила девичьи страдания, и Зоя ответила согласием. Подали заявление, и председатель сельсовета, коротко пожелав семейного счастья, скрепила их союз гербовой печатью.

Новоиспеченная семья начала свою жизнь с постройки пятистенника, куда позже перевезли свекра со свекровью и прожили все вместе под одной крышей более 25 лет.
Пётр был человеком хозяйственным, заботился о своей семье, в которой родились две дочери и сын. Он старался дать детям образование, и все вышло по его замыслам: Татьяна и Галина получили квалификацию продавца, работают в Кургане (Татьяна ныне пенсионерка), сын Сергей трудится у фермера хлеборобом, живет с семьей рядом с мамой.
«Было всякое за 50 лет совместной жизни, — ведет беседу дальше З.Д. Мелехова. — Но, как водится, плохое забылось, в памяти остался только теплый взгляд моего родного Петра. Ушел он от нас 10 лет назад».



Моя главная награда

Не успели пожениться, как Петру Мелехову «протрубили сбор» в ряды Советской армии. Молодая жена, оставив маленькую дочку на попечение мамы, вышла на работу на ферму дояркой. В колхозе в ту пору было большое хозяйство: одних только свиноматок 500 голов! «Я умела за скотиной ухаживать, — продолжает беседу Зоя Дмитриевна. — Потому ставили то телятницей, то свинаркой, то дояркой. В группе у меня было 12 коров, доили три раза в день, и все вручную. Бывало, в жару коров пауты заедали, стадо в озере пряталось, приходилось заходить в воду, привязывать кормилицу полотенцем и доить стоя». В 1981 году передовой доярке колхоза «Новогеоргиевский» Зое Дмитриевне Мелеховой присвоили высокое звание «Ударник коммунистического труда», а колхозу в тот год торжественно вручили переходящее Красное знамя!

Спустя 20 лет за многолетний безупречный труд состоялось еще одно награждение — она получила звание «Ветеран труда». Среди многочисленных удостоверений есть и такая: «Труженик тыла». Всего за плечами Зои Дмитриевны, этой неутомимой труженицы, 42 года колхозного стажа! «Но главная моя награда — мои дети, внуки и теперь уже правнуки. Это ради них я так старалась работать, чтобы им жилось чуть легче моего...»
Смотришь на эту скромную женщину с натруженными руками, с уставшими, но счастливыми глазами, и диву даешься ее сильному характеру.

«Ой, рябина кудрявая!»

А душа простой деревенской женщины просила песню — широкую, раздольную! И Зоя вышла на сцену! Ее было не узнать — в расшитом русском сарафане, в высоком кокошнике, ну просто красавица!
Хор русской песни Новогеоргиевского колхоза славился в ту пору своими концертами. Местные артисты после работы меняли свои черные халаты на сценические костюмы и выступали на подмостках родного клуба, скрашивая певческим талантом серые будни повседневного труда себе и своим односельчанам. «Это светлое пятно моей жизни, — вспоминает давняя участница самодеятельности. — Бывало, как возьмем верхнюю ноту — душа замирает, а не то так распахнется, что улетает вместе с песней!
И вот как-то незаметно, опрометью промелькнули 82 года моей жизни. Скажу вполне откровенно,
я — счастливая женщина!»


Людмила Лебедева
Газета "Заря" 9 января 2014 года
Категория: Статьи из газет | Добавил: snowogeorgiewka (13.02.2014)
Просмотров: 1006 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Сегодня
Лента дня:

Областные новости:
СКАЖИ НЕТ
РЕКЛАМЕ!!!

Погода
Новогеоргиевка 2-я
Друзья сайта
Биохимик
Деревня Завидовка
ГОУ Курганский областной лицей-интернат для одарённых детей.





  





Неофициальный сайт села Новогеоргиевка-2 Петуховского района Курганской области  © 2008-2017